Главная » К 75-летию Победы » "ТРОПАМИ НЕГАСНУЩЕЙ ПАМЯТИ" » Герой Советского Союза Артамонов И.И. - наш земляк

Герой Советского Союза Артамонов И.И. - наш земляк

Мой односельчанин - Герой Советского Союза

Петушкова Елена,

учащаяся 8 класса

МОУ «Коткозерская СОШ»

В этом году вся наша страна будет отмечать великую дату - 65-летие Победы в Великой Отечественной войне. В связи с этим свою работу я посвящаю судьбе одного человека – нашего земляка, уроженца деревни Степаннаволок Коткозерского сельского совета - Артамонова Ивана Ильича. Вклад этого человека в дело победы бесспорен.

Он – единственный Герой Советского Союза в Олонецком районе. Как простой карельский паренек, выходец из крестьянской семьи совершил подвиг, удостоенный высокой награды, и в чем заключался этот подвиг – ответы на эти вопросы мне хотелось получить в ходе моего исследования.

Детство и юность И.И. Артамонова

Артамонов Иван Ильич родился в 1914 г. в д. Степаннаволок Олонецкого района Карельской АССР в семье крестьянина. Ваня был старшим сыном, а всего у Ильи Артамонова, олонецкого карела, было семеро детей. Любил он первенца, и было за что — Иван рос быстрым, веселым, смышленым. С первого класса учился только на «отлично». В 1922-м стал первым пионером в родном селе, а через пять лет — комсомольцем. Выпускал стенгазету, создал школьный хор, смастерил детекторный приемник, и в доме у них стало, как в клубе — многие приходили, чтобы услышать далекие голоса мира, услышать Москву.

Жили Артамоновы как все — небогато, хотя отца и выбрали председателем колхоза. Летом у него работы выше головы, а зимой отправлялся на приработки в леспромхоз вместе с другими сельчанами.

За хорошую работу на вывозке леса премировали Илью Артамонова ижевской двустволкой, и тогда свою старинную шомполку, еще дедовскую, он передал старшему сыну.

Ваня радовался — теперь он охотник, добытчик, мужчина. Хотя охотник был еще ростом невелик, чуть повыше своего ружья. А то, что шомполку надо заряжать со ствола, заряжать после каждого выстрела, так и ничего. Главное — не пересыпать пороха да работать шомполом на ходу. Вечерами катали дробь на старой сковородке, вырубали из старого валенка пыжи, готовились к зимней охоте.

По первому снежку пошли на белок. Лайка находила белку, отец показывал сыну куда встать, как приладить на упор длинный ствол ружья. Первую зиму мазал Ваня, торопился, страшился грома выстрела. А потом дело пошло. Бывало, за день с отцом белок двадцать принесут домой. Стреляли зайцев, ставили капканы на куниц. Шкурки сдавали в кооперацию. На первые деньги свои Ваня купил маме цветастый цыганский платок, книги, краски. Читать книги он любил, а вот рисовать…

Ваня был в четвертом классе, когда по осени выследил медведя, тот ладил берлогу к зиме. Сказал отцу, стали следить. А зимой, пригласив соседа, пошли втроем на лыжах в буреломный густой ельник.

Пришли к берлоге. Стали по местам. Отец длинной жердью стал шевелить чуть приметное желтоватое отверстие. Долго вертел жердью отец, наконец послышалось рычание и медведь высунул голову. Первым выстрелил Ваня. Пуля попала точно в глаз.

— Папаня, как ты учил меня белок бить, так я и в медведя целил, — степенно сказал Ваня, вышагивая за дровнями, на которых лежал огромный медведь, прикрытый рогожей.

Девять медведей привезли они из лесу на родное подворье до того года, когда Ваня уехал в школу ФЗУ при Ильинском лесопильном заводе близ Олонца.

— Охота меня подготовила к войне, — вспоминал Артамонов, — охота научила смекалке, научила действовать быстро, смело, решительно.

 Окончив начальную школу в с. Коткозеро и семилетнюю школу-интернат в г. Олонце, поступил в школу фабрично-заводского ученичества Ильинского лесопильного завода Олонецкого района. С 1932 г. работал на заводе браковщиком.

Предвоенные годы

В 1936 году Олонецким райвоенко­матом И.И.Артамонов был призван в армию. Служил в артиллерийских частях Московского военного округа.

В 1939 г. участвовал в разгроме японских захватчиков на реке Халхин-Гол, где он был назначен командиром взвода разведки артиллерийского полка.

— Тут требовались сообразительность, острый глаз, умение схватить суть происходящего, — рассказывал Иван Ильич. — Помню свой первый бой в жизни. Это было на переправе. Я быстро дал данные командиру дивизиона. Наши открыли огонь и накрыли противника вторым залпом. Это было здорово, я ходил героем. Под вечер к нам на НП (наблюдательный пункт- ред.) приехал командир корпуса Жуков — он был тогда самый главный наш начальник, поблагодарил за меткую стрельбу. Три дня мы громили окруженную группировку. Я засекал огневые точки японцев, давал данные для стрельбы. На Халхин-Голе прошел начальную школу артиллериста. Там получил свою первую боевую награду — медаль «За боевые заслуги».

И.И.Артамонов – защитник Родины в годы Великой Отечественной войны

«Но вот началась война Отечественная. Нас долго держали на Востоке, на тот случай, если японцы поддержат Гитлера», - вспоминал И.И.Артамонов.

Летом 1942 г. лейтенант Артамонов прибыл на Сталинградский фронт  в составе сформированной в Сибири 399-й СД, где был начальником разведки отдельного истребительного противотанкового артдивизиона.

«На Волге тогда шли такие кровавые бои, что и не рассказать. Командовал я взводом разведки, ходил не раз сам с бойцами к немцам «в гости» и однажды сам взял важного «языка». За него я получил медаль «За отвагу».

«После победы на Волге я сражался на Курской дуге, был дважды ранен. Три месяца провалялся на госпитальной койке – привезли меня глухого, разговаривать не мог. Но был я тогда молодым, и здоровье быстро пошло на поправку», - вспоминал И.И. Артамонов.

В 1943 году майора Артамонова назначили сначала заместителем, а затем  командиром 436-го отдельного истребительного противотанкового артиллерийского дивизиона. Тогда создавались такие части, быстрые на подъем, с мощным огневым ударом. В дивизионе было до трехсот бойцов, 12 новейших 76-миллиметровых пушек, 36 противотанковых ружей. Задача — быстро занять рубеж, где ожидался прорыв немецких танков, сдержать их атаку и уничтожить поочередно. На Курской дуге Артамонов получил приказ занять оборону у станции Красная Заря.

— Внимательно изучил всю местность вокруг, — вспоминал Артамонов. — Все облазил, ползал сам к передовой линии, к окопам нашим, прикидывал, где пойдут танки. Когда решал такие задачи, всегда «влазил в шкуру» немецкого генерала, ведь он тоже думает, анализирует, просчитывает, сверяет данные своей разведки. Конечно, танкам нужен простор, маневр. Вот и пойдут он по лощине, решил я. Что же делать мне— истребителю танков? Рассуждаю, как опытный охотник. Приказываю пушки и противотанковые ружья тихо ночью выдвинуть по обе стороны долины, тщательно замаскироваться и ждать. Огонь по моей команде, когда все танки войдут в «мешок». Не струсить, ведь танки уже впереди, держать на прицеле и  бить прямой наводкой по бортам кинжальным огнем. Ну а тех, кто пройдет вперед, мы встретим мощным лобовым огнем.

Такой охотничьей тактики я придерживался много раз, и всегда мы побеждали. Так вышло и тогда. Ранним утром немецкая танковая колонна двинулась по лощине. Выжидаю. Танки уже втянулись в  «мешок», уже можно бить, но еще выжидаю. Гляжу в трубу, вот они рядом. Даю по рации команду: «Огонь!». Такого жестокого боя еще не было в моей жизни. Горела земля, чадили смрадным дымом подбитые танки, стонали раненые мои артиллеристы у разбитых пушек. Одна атака, вторая, третья. Бой затих лишь к вечеру. Мы подбили тогда 35 танков и грузовиков! За этот бой я получил орден Красного Знамени. Наши войска гнали немецкие полчища на запад. За взятие Пинска Артамонов был награжден орденом Александра Невского, за Бобруйск — орденом Отечественной войны.

Высокая награда за героический поступок

Вскоре Красная Армия вступила в Польшу. Все чаще наши войска вонзались в немецкую оборону, ударные части рассекали ее, а потом стремительно смыкались в тылу врага. Осенью 1944 г. 399-я СД в составе 48-ой  армии 1-го Белорусского фронта вышла к р.Нарев - притоку Вислы. При форсировании реки и создании плацдарма на ее западном берегу особо отличился майор Артамонов, к этому времени - командир 436-го истребительного противотанкового артдивизиона. Он возглавил сводный отряд

стрелков и артиллеристов, сформированный командованием для выполнения этого боевого задания.

 Форсировав Нарев, отряд Артамонова удерживал предмостное укрепление двое суток, отбив несколько атак врага.

Задачу, которую получил Артамонов в первых числах сентября 1944 года, одобрил сам командующий фронтом К. Рокоссовский. После прорыва переднего края обороны дивизиону Артамонова нужно войти ночью в этот прорыв, стремительным броском дойти до реки Нарев — притока Вислы, переправиться на другую сторону, захватить мост, укрепиться, расширив плацдарм, удерживать мост до подхода наших войск.

— В сумерках под гром канонады, под несущимися над нами снарядами «катюш», дивизион двинулся вперед, — рассказывал Артамонов. — Это была внушительная колонна - 17 грузовиков с пушками на прицепе. В полночь догнали немецкую колонну, пристроились к ней, подошли к бетонному мосту. Дальше идти рядом было опасно, а немцы, переправившись, подорвали мост. Тут мы что-то упустили, двинулись вдоль берега и к утру нашли мост. Но мост был хилый, деревянный, и нам пришлось свои машины оставить на берегу, а пушки, снаряды перевезли на легких «виллисах», противотанковые ружья перетащили на себе на ту сторону. С рассветом я выбрал позицию на кряжике, прикинул, куда поставить пушки, стали окапываться. А еще раньше послал вперед разведку. Работали, как черти, вырыли штабной блиндаж, выкопали траншеи, укрыли в капонирах пушки. Разведка пришла с хорошими вестями — обнаружили склад с боеприпасами. Я послал подмогу, сняли часовых, взяли, в основном, противотанковые мины, ручные пулеметы, патроны к ним. Я приказал впереди ставить мины. Ох, как они нам пригодились вскоре. А разведчики снова пошли на охоту, и снова удача, да еще какая! Обнаружили штаб, после выяснилось, был это штаб тыла немецкой армии. Ребята мои взяли этих штабистов тепленькими, сонными, без выстрела. Только подумать — около 30 офицеров во главе с надменным полковником. Поднялось солнце, большое, красное, слоями в крови. Запомнил я его навсегда. Нам бы еще часок, еще полчасика до полного зарытия в землю и маскировки.

Вначале немцы предприняли разведку боем. Пошли они лихо, на танках пехота песни горланит, поняли мы — пьяные лезут. Ждем, вдруг первый танк на мину напоролся, за ним второй. Гляжу в стереотрубу, радуюсь — все правильно сделал Артамоша, так меня в детстве пацаны кликали. Тут немцев с брони словно ветром сдуло, залегли, а мы по ним осколочным, а по танкам бронебойным. Повернули они. Через час новая атака, потом еще и еще. Пришлось самому ложиться за пулемет, ординарец то и дело бегал к реке с брезентовым ведерком, вода закипала в «максиме». На второй лень совсем перегрелся, заклинило его, пришлось взять немецкий МГ-34, хороший у него был бой, густо резал.

Три дня и три ночи держали мы оборону у моста. Уничтожили 17 танков и пушек, много пехоты — более двух рот.

— Молодцы! Держитесь, скоро будем. Сохраните мост любой ценой! — отвечает мне комдив Козакевич. А держаться стало все труднее. Вышли из строя шесть пушек, есть убитые, раненые. Все страшнее атаки немцев, которые хотели отбить свои штаб. Взяли мы в плен обгорелого танкиста. Тот сказал, что им был дан приказ разбить нас, вызволить своих штабистов, вернуть мост. Сказал, что приказано в плен не брать, всех живыми утопить в реке.

Наконец подошли наши. Рапортую своему генералу Козакевичу, а сам еле стою, гимнастерка в крови, голова в бинтах, охрип от крика, глаза слипаются от бессонницы. Поглядел он вокруг на сгоревшие танки, на сотни немцев, лежавших друг на друге. Только и сказал: «Как же вы выжили, братцы?».

Чуть позже посмотреть на нашу «работу» приехала делегация Верховного Совета СССР, она была в гостях на нашем фронте. Очень удивлялись такой картине. Приехали корреспонденты, фотографировали, признавались, что такого «погрома» раньше не видывали.

Отоспался я маленько, сели мы с замполитом писать наградные листы на живых и павших. Вдруг вызов в штаб фронта. Приезжаю, докладываю. Оказывается, меня захотел увидеть Рокоссовский. Подождал немного, приглашает адъютант. Рокоссовский обнял меня, в кресло усадил, стал расспрашивать о тех трех днях.

— Немецкий полковник жалобу на тебя написал. Обижается на санитарные условия, на плохую кормежку, на то, что руки ему связали...

— Да я им блиндаж свой отдал. А что руки связали? Бежать они хотели...

Потом командующий угощал меня обедом, спрашивал, откуда родом. Узнав, что из Карелии, сказал:

— Был у меня дружок — карел. Вместе в лагере были, выручал меня.

— В каком лагере?

— В пионерском, северном, — чуть улыбнулся Рокоссовский. — Но не будем об этом... Представим тебя, майор, к высокой награде. Тебя и всех, кто отличился.

Шли дни, я уже стал забывать о том разговоре, и вдруг — Указ. Было это 18 ноября 1944 года. Мне и двум моим бойцам присвоили звание Героя Советского Союза.

         За успешное форсирование р. Нарев и умелое руководство боями по удержанию плацдарма на ее западном берегу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 ноября 1944 г. майору Артамонову Ивану Ильичу присвоено звание Героя Советского Союза.

После капитуляции гитлеровской Германии И.И.Артамонов участвовал в разгроме советскими войсками японской Квантунской армии в ходе Маньчжурской операции, дошел с боями до Харбина.

В 1948 г. окончил Высшую артшколу, служил заместителем командира полка в Кандалакше. Уволен в запас в звании подполковника в 1956 г.

Много лет жил и работал в г. Петрозаводске.

 Умер 16 мая 1985 г. Похоронен на Сулажгорском кладбище. На могиле И.И.Артамонова  установлен обелиск, на лицевой поверхности которого выполнен портрет в технике гравюры по камню.

Заключение

Иван Ильич Артамонов – единственный из Олонецкого района получил звание Героя Советского Союза. Мы гордимся тем, что он наш земляк.

В 2005 году И.И.Артамонову в школе установлена мемориальная доска. Мы установили связи с родственниками Артамонова, проживающими в городах Петрозаводске и Новгороде, поселке Ильинском. На открытии мемориальной доски присутствовала племянница Ивана Ильича – Ординат Галина Константиновна.

Список литературы

  1. Карелия: Энциклопедия. - Петрозаводск: ПетроПресс, 2007.
  2. Героям Родины Слава! - Петрозаводск, 1985.
  3. Герои Советского Союза. – М., 1987.
  4. Смирнов В.И. Ступени славы / В.И. Смирнов. - Петрозаводск, 1989.
  5. Гордиенко А. Истребитель танков Иван Артамонов / А. Гордиенко // ТВР Панорама.- 2000. - №6.
  6. Гордиенко А. Три дня держали оборону / А. Гордиенко // Карелия. - 1995. - №38(185).

   7. http://monuments.karelia.ru/objects/catalogues/petrozavodsk/131.html

8. http://pobeda.gov.karelia.ru/Cronicle/artamonov.html

 

Информация с сайта Коткозерской школы:

https://kotkozero.edusite.ru/p52aa1.html

 


«назад