Главная » Краеведение » Олонец православный

Олонец православный

Автор: Федулова Галина Михайловна

ОЛОНЕЦ ПРАВОСЛАВНЫЙ

                                                                        «Здесь вечность в веяньи суровой красоты,

                                                                      Легла для отдыха и дышит на просторе!..»

                                                                                                  К. Случевский

«Северными Афинами» называют Олонецкий край искусствоведы. «Исландией русского эпоса» слывет он у фольклористов. Вид Олонца с хороводом церквей не оставлял равнодушными путешественников. Так, Константин Случевский, побывав на Севере в 80-е годы XIX века, писал: «Особенности общего вида Олонца – это его старые деревянные храмы с их шатровыми и луковичными куполами, крытыми чешуйчатым гонтом, или позеленевшею от времени жестью, с колоколенками, обведенными по верху галерейками, неправильно разбросанными по стенам мелкими, чуть не косящатыми окнами и пестрою окраской…». Церкви были достопримечательностью Олонца и его окрестностей. Они неоднократно перестраивались и, за малым исключением, до наших дней не сохранились.

Из Писцовой книги Заонежской половины Обонежской пятины 1582/1583 гг. Заонежские погосты: «…Погост Рожественской на Олонце на усть реки Олонца и усть реки Инема. А на погосте от острова вверх по реке по Олонце и по речке по Инеме на правой стороне на матером берегу место церковное, что была церковь Рожество Пречистые. Да на острову место церковное, что была церковь теплая Николы Чюдотворца. А церкви пожгли немецкие люди в 87м году. А церкви стояли на царя и великого князя земле и на архиепискупьи земле. Да повыше острова вверх по реке по Олонце ж дворы поповские, поставлены после войны немецких людей: черной поп Давыд, поп Тимофей Елисеев сын, дьякон Володимер Иванов, диячок церковной Степанко Иванов, Иванко Григорьев, пономарь Семен Елисеев, проскурница Овдотья. Да десять мест, что были кельи, а в них жили нищие старцы, а питались от церкви божьи».

В XVIII веке в Олонце находилось 8 церквей (3 каменных, 5 деревянных) и  4 часовни (1 каменная, 3 деревянных). К сожалению, многие из церквей не сохранились.

Церковь Рождества Богородицы

Рождественский Олонецкий погост как один из древнейших  на территории Карелии упомянут в Уставной грамоте Святослава Ольговича. Однако первое письменное сообщение о церкви Рождества Богородицы относится к 1582 г. В Писцовой книге Андрея Плещеева и Семена Козьмина 1582/83г. сказано: «место церковное, пожгли немецкие люди в 1578-79г.. Прошло более 30 лет, прежде чем она была восстановлена. В Писцовой книге 1616-1619гг. Петра Воейкова и Ивана Льговского значится: «древяная, клецки» и «древяна с трапезою» она упомянута в Писцовой книге 1628-1631гг. Никиты Панина и Семена Копылова и Переписной книге 1646г. Ивана Писемского и Якова Вуфимьева.   На ее местоположение – почти напротив  о. Мариам, на левом берегу р. Олонки – указывают более поздние планы Олонца. На плане Олонца XVII века, точнее на его обрезе, рядом с Никольской церковью изображена часть другой – очевидно, Рождества Богородицы.

Троицкий собор (Соборная церковь)

Появление Троицкого собора и его судьба тесно связаны с историей Олонецкой крепости. Первая деревянная церковь в Меньшем городе появилась через год после завершения строительства крепости, т.е. в 1649 г. Это была «…церковь древяна клецки и с трапезою и с папертьми во имя… Троицы с двумя приделами Алексея Божьего человека и Дмитрия Солунского («Росписной список …1649г.»). Была возведена и деревянная колокольня. Существовали они недолго – пожар, уничтоживший первую крепость в 1668 г., не пощадил церковь и колокольню. Воссоздание крепости через 3 года сопровождалось строительством новой трехшатровой церкви на «прежнем месте» и «прежним строением», которая тоже простояла недолго (около 13 лет) и в 1685 году заменена каменной.

Выстроен собор на высоком поцерковье и имел с северной стороны придел Петра и Павла. Увенчан пятиглавием на восьмерике. Вера Григорьевна Брюсова в своей книге «По Олонецкой земле» обращает особое внимание на крыльцо, «спускающееся с западной стороны двумя крытыми лестницами – рундуками», которое «перекрыто бочками, лестницы опираются на двухъярусную аркаду, площадки внизу перекрыты шатриками на точеных столбах».

Сохранилась переписка олонецких людей и письмо Олонецкого воеводы Василия Федоровича Долгорукова митрополиту Великого Новгорода об определении священников в Соборную церковь города Олонца (1688г.).

В 1787 году Олонецкий городничий напишет в своем рапорте: «Та церковь и часовня, находящиеся при большой дороге, весьма ветхи, так, что разрушаются и мимо ходящим и проезжающим людям вред причинить могут и о разобрании их требовало население…» На что получил ответ генерал-поручика Т.И. Тутолмина – «…разобрание сей церкви и часовни удобнее производить с за платою денег, по условию за каждую тысячу целого и половинчатого кирпича, вынутого из стен, надлежащим образом очищенного и годного к употреблению в строение…». В смете, составленной на разборку собора, есть важные данные о его размерах: «…церковь каменная длиною в семь сажен, вышиною семь сажен, стены толщиною два аршина… алтарь с каменною для теплой церкви пристройкою длиною восемь сажен, шириною четыре сажени, вышиной четыре ж сажени, стена толщиною два аршина…» (1 сажень – 2 метра 13 см., 1 аршин – 71 см.).

Итак, собор был разобран. Возникал ли вопрос о возведении нового? Оказывается – да. Митрополит Новгородский Амвросий в 1803 г. в письме Олонецкому гражданскому губернатору А.А. Ушакову сообщает об отдаче гражданам г. Олонца материалов от разобранной каменной церкви: «…употребить все, сколько каких будет, на создание в том городе новой каменной соборной церкви». Из рапорта в марте 1803 года видно, что такой проект церкви был сделан, подписан митрополитом и утвержден губернатором, но задуманное осуществить не удалось – виной тому события в стране и мире, развернувшиеся в начале XIX веке.

СТРЕЛЕЦКИЕ ЦЕРКВИ

С возникновением крепости вдоль левого берега р. Мегреги разместилась Стрелецкая слобода, основной ход от которой в крепость был по мосту через Никольскую башню. На плане города XVII  века хорошо виден этот сложившийся основной узел – центр Стрелецкой слободы, состоявший из двух церквей – Архистратига Михаила и Тихвинской иконы Божьей матери (холодной и теплой) в отдельной ограде и располагавшейся ближе к мосту часовни Во имя креста Господня, построенной в 1619 году (ныне это перекресток улиц Володарского и Свободы).

Церковь Архистратига Михаила

Церковь Архистратига Михаила – деревянная, холодная, с приделом святых князей Бориса и Глеба. Поэтому ее называли по имени придела. По Клировым ведомостям датой постройки церкви считается 1672 год. В Ведомости об Олонецком Николаевском соборе за 1873 г. о церкви написано: «Зданием  деревянная, холодная. В 1861 году перекрыта и окрашена. Ветха. Престолов в ней два (в приделе во имя святых мучеников Бориса и Глеба)…»

Константин Случевский писал: «Так высится до сих пор, но по ветхости не служит более тому, для чего она назначена, построенная стрельцами в 1672 году деревянная церковь Св. Бориса и Глеба. Те же стрельцы в 1619 году поставили часовню Во имя Животворящего креста, перестроенную в 1769 году, в ней хранится современный основанию, с примечествующей надписью, раскрашенный крест в пять аршин высоты, третья память стрельцов – колокол 1684 года звонит до сего дня с Тихвинской церкви, примешивая свой старый голос к голосам более молодым».

Церковь Тихвинской иконы Божьей Матери

Церковь Тихвинской иконы Божьей Матери деревянная, теплая, построена  стрельцами на 10 лет позже первой, в 1682 году. Со временем она претерпела значительные изменения. Прихожане в прошении просили церковь из-за ветхости перебрать и поставить ее «на каменный фундамент и новый мох с употреблением  новых лесов и поставить на том же самом месте, где ныне существует, не изменяя плана и фасада оной, по уважению к ея древности, восходящей почти до двух столетий». Снятые с церкви чертежи в 1852 г. были отосланы в Олонецкую губернскую строительную и дорожную комиссию. Однако комиссия потребовала изменить и самый фасад существующей церкви, «который по неблаговидности своей и несоблюдении в оном достоинства в архитектурном отношении не может быть оставлен в настоящем виде».

После этого был составлен новый проект, утвержденный в 1856 году. В 1864 году ее перестроили и 9 сентября 1867 г. вновь освятили. Очевидно, тогда она получила форму креста. Центральный объем церкви тоже приобрел оригинальное завершение – четырехгранный шатер, крытый железом, с граненой главкой на тонкой шейке. По четырем сторонам возвышающегося основного объема церкви были вынесены своеобразные «галереи», увенчанные фронтонами, где, видимо, располагались окна (или иконы). Такой мы видим эту церковь на старых фотографиях.

М. Жуковский в 1904г., в своей книге пишет: «Тихвинская церковь перестроена с квадратной звонницей с деликатнейшей булавочной главкой. Снаружи она была обшита тесом и окрашена». На древность и ветхость Тихвинской церкви обратил внимание К. Случевский, предрекая ей скорую гибель, однако стрелецкие церкви сохранились и после 1917г.

В первые годы после революции предпринимались некоторые шаги по сохранению исторических и архитектурных ценностей. В 1918-1920гг. специальные комиссии Петрограда выезжали в Карелию и тогда не были обойдены вниманием стрелецкие церкви.

Однако в роковые для культовых памятников 30-е годы, когда были уничтожены многие исторические объекты, пострадали, видимо, и стрелецкие церкви. На фотопанораме Олонца военных лет (1941-1942гг.) просматривается конкур Тихвинской церкви без глав и звонницы. По словам очевидцев, остатки сруба одной из стрелецких церквей использовались под магазин, располагавшийся на углу улиц Свободы и Володарского.

Мало кто знает, что в 200 саженях юго-восточнее Никольского собора была еще одна церковь, кладбищенская.  На старых планах города это место обозначается как «старое кладбище» с церковью и как территория, свободная от застройки (ныне переулок Партизанский).

Церковь Успения Божьей Матери

А в деревне Кунилица существует действующая и поныне кладбищенская церковь Успения Божьей Матери.

Появилась она в связи с размещением в 1787 году кладбища за пределами городской территории. В архивных документах сохранились переписка по этому поводу и рапорт городничего, который сообщает, что «…кладбища еще по сие время внутри оного стоят…». На рапорт получено разрешение об отводе места для кладбищ за Олонкой и Мегрегой, и 21 октября 1787г. городничий рапортует об исполнении. И через год на новом кладбище «тщанием прихожан» была сооружена церковь. В документах 1847г. она описана так: «…деревянная, холодная, без колокольни, имеет один колокол на столбах, покрыта тесом и обшита…».

В 1862 году церковь подняли на фундамент, подправили, обшили тесом и покрасили, сделали теплой, паперть снабдили тремя колоколами. Церковь долгое время была единственной действующей и, как обычно в таких случаях, сюда перевезены иконы из других, закрытых или уже не существующих храмов. Эта церковь сейчас одна из двух оставшихся старых церквей и к тому же в ней сохранилось ее внутреннее убранство.

Никольская церковь

Старинные писцовые книги свидетельствуют нам о том, что первоначально Никольская церковь была на о. Мариам. В Писцовой книге Андрея Плещеева и Семена Козьмина 1582/83гг. пишется: «…место церковное на острову, что была церковь теплая, пожгли немецкие люди в 7087г. (1578/79)г., в Писцовой книге 1628-1631 гг. Никиты Панина и Семена Копылова о Никольской церкви сказано: «…древяна, верх шатром, ставят вновь…». Новое место было уже не на острове, а напротив него, на южном берегу р. Олонки, рядом с церковью Рождества Богородицы. На плане города Олонца XVII века она изображена с трапезной и высоким крыльцом, «верх шатром», со «странным поясом» у основания.

Исследователи М.И. Мильчик и Ю.С. Ушаков так писали о церкви: «Перед нами, без сомнения, еще один тип храма, некогда распространенный в Обонежье. Из тех, что сохранились, к нему близок только недавно реставрированный памятник – Никольская церковь 1696 г. , стоящая совсем недалеко от Олонца – в Согинском погосте. У нее на основном восьмериковом срубе стоит второй, меньший восьмерик, а переход от одного к другому выделен фронтонным (конструктивным) поясом. В отличие от этого, в Олонецком и Тихвинском храмах, по-видимому, было не два, а три соответственно уменьшавшихся восьмерика». Но это не дает основания говорить о главном срубе церкви, как восьмериковым. Это явный четверик, что подтверждается документами, и следовательно, для выявления облика церкви надо искать другие аналоги – близкие по времени сооружения. Скорее всего, Никольская церковь относится к широко распространенному типу шатровых церквей, у которых храмовая часть построена как «восьмерик на четверике». Известно, что этот тип сформировался в XVII веке.

План древней Никольской церкви в Олонце нам представляется в виде трех прямоугольных клетей – алтаря, собственно церкви, и трапезной. К трапезной к западу примыкало крыльцо. Квадратная в плане клеть собственно церкви поднималась над трапезной и алтарем. В таком виде церковь существовала до 1795 года, когда появляется «Дело по прошению Олонецкого Николаевского собора протопопа Л. Андреева «О дозволении им Соборную Николая Чудотворца перекрыть и поправить». В прошении написано: «Наместная сего собора во имя святителя Николая Чудотворца, стоящая на грунте деревянная  шатровая церковь, поелику она построена в 1630 году, по давности своей под шатром близь середины  с вонной стороны от полудня подгнила и покривилась, от которого подгнития, как оная в фасаде своем есть весьма высокая, угрожает скорым падением, но падением таковым, которое близлежащим к той церкви домам может учинить раздавление, а жителям оных опасное приключение. В рассуждение сего обстоятельства мы, нижеподписавшиеся, положили намерение разобрать тот шатер или колпак до подгнившего места, оную унизить и те же самые нижние стены, которые в существе своем еще весьма тверды, покрыть пятиглавым верхом и тесом обшить».

Консисторией решение этого вопроса было отдано на усмотрение Олонецкого городничего, и перестройка церкви состоялась (1831–1839- освящена). Об этом свидетельствует старинная фотография, на которой четверик  уже венчался пятиглавьем.

Кроме того, на ней видно, что ранее с западной стороны от церкви построена колокольня, имеющая купол с главой и шпилем.

Из архивных дел известно, что в 1856 году усердием Олонецкого купца Кузнецова церковь была «возобновлена и окрашена приличною краскою». Именно такой увидел ее К. Случевский, посетивший Олонец в 80-х гг. XIX века: «Древнее других, видевший с 1630 года не одно столетие, храм Николая Угодника на Мегреге с его пятью куполами и отдельно стоящею, снабженной галереею колокольней, с очень длинным центральным нефом и алтарем в кубической пристройке. Это, несомненно одна из типичнейших церквей».

В 1891 году храм Николая Угодника был полностью перестроен по утвержденному проекту, о чем свидетельствует переписка между Олонецкой духовной консисторией и Олонецким губернским правлением. Ведомости страховой оценки собора 1910 года («Ведомости страховой оценки церквей г. Олонца») дают важные сведения о его размерах и особенностях строения: «Деревянный на каменном фундаменте, снаружи и внутри обшит тесом и покрыт масляною краскою. Длина собора, считая и колокольню 19 сажень, ширина – 7 сажень, высота над передней частью храма – 3 сажени, а над средней частью – 5 сажень (1 сажень – 2 м. 13 см.).  На храме 5 глав и на его алтаре одна глава, все они покрыты, все они покрыты железом. Иконостас в главном приделе длиною 8 аршин, высотою 9 аршин, 5 вершков (1 аршин – 5 м. 68 см.). В двух приделах длиною 5 аршин, 3 вершка, высотою 5 аршин, 10 вершков. Собор построен в 1891 году, строение сохранилось очень хорошо».

На старом снимке, на втором плане просматривается вновь построенный собор на месте древнего. Он получился широким собственно церковного помещения (около 15 м.), и мелкие по рисунку главы его «разлетелись» по сторонам от центральной. Преобразилась и колокольня.

В начале 70-х годов XX века храм был разобран.

Храм Смоленской иконы Божией Матери

Церковь Смоленской иконы Божией Матери расположена на речном острове Мариам, лежащем ниже места слияния рек Олонки и Мегреги.

Местные православные хранят предание о том, как Сама Пресвятая Богородица избрала небольшой островок местом своего обитания. Однажды (это случилось в XVII веке) горожане обнаружили икону, стоявшую на камне на острове. От иконы – это был список (копия) древнего образа Смоленской иконы Божией Матери – исходило некое сияние. Этот список и стал впоследствии главной храмовой иконой построенной два века спустя Смоленской церкви.

О деревянной  церкви Пречистой Богородицы Одигитрии, стоявшей на месте нынешнего Смоленского храма, упоминается в Писцовой книге 1646 года. Впоследствии костромские каменщики С. Васильев и Ф. Алексеев перестроили церковь, выложив стены из камня (строительство велось в 1744-1749 гг.).

В 1819 году Олонец посетил император Александр I. К этому времени каменная церковь успела обветшать, и царь распорядился выделить 20 тысяч рублей казенных денег на постройку новой церкви. Храм, строительство которого было начато в 1824 году (автор проекта не установлен), является образцом архитектурного классицизма. Построен в 1828 году, освящен в честь Смоленской иконы Божией матери в 1830 году.

Писатель, поэт Константин Случевский писал: «…Нельзя не заметить древности икон, украшающих храм во множестве, они вообще довольно мелк, несомненно принадлежали когда-то другому, несуществующему храму, и для любителей древней живописи нашей представляют обильное поле для исследования».

Сегодня стены храма украшают более поздние иконы, в том числе написанные в наши дни.

После революции 1917 г. Смоленский храм был превращен в кинотеатр – при этом были разобраны главки и колокольня. В 1974 году помещение церкви переоборудовано под музей, для входа в который с востока в алтарной части прорубили дверь.

Первые обращения в адрес государственных органов с просьбой возвратить храм верующим появились на волне перестройки в 1989 году. В марте 1992 г. просьба верующих была удовлетворена. Вскоре начались ремонтно-восстановительные работы. Неустанными трудами настоятеля храма протоиерея Михаила Тереняка (служит в Олонце с 1995г.) и его помощников из числа прихожан храм постепенно восстанавливался. При этом изучался и воссоздавался его первоначальный архитектурный облик.

26 сентября 2009 г. город Олонец отмечал 360-летие. Праздничные мероприятия начались с торжественного молебна в Смоленском храме, освященном малым чином к городскому юбилею. 25 сентября 2010 г. Архиепископ Петрозаводский и Карельский Мануил совершил чин его великого освящения.

Однако точку в истории возрождения Смоленской церкви ставить рано – предстоит восстановить (точнее – выстроить заново) сорокаметровую колокольню. Пять колоколов для нее принесены в дар в 2001 г. гражданином Финляндии Ахти Мякиненым из г. Коувола. Недалек уже тот день, когда колокольный звон разнесется по Олонецкой равнине. [Информация Петрозаводской и Карельской епархии].

Церковь Богоявления Господня

Исследователи относят появление этой церкви ко времени восстановления крепости после пожара 1668 г. Вначале в крепости появился Троицкий трехшатровый собор, вскоре около него – шатровая колокольня с вышкой-смотрильней, а в июле 1675г. воевода Иван Чаадаев и дьяк Степан Польков подрядили Трофима Дубакова «с товарищи» «подле соборной церкви построить теплую…, а в ней две службы срубить из готового лесу и покрыть и изготовить добрым мастерством…» Артелью в 40 человек к ноябрю были закончены основные работы.

Таким образом, в крепости были сооружены и холодная, и теплая церкви, а также колокольни. Церковь Богоявления Господня была деревянная. Это клетский храм с трапезной и северным приделом, увенчанным второй главой. А на плане 1702 года - уже иная картина – нет колокольни, а Богоявленская церковь изображена каменной. Исследователи Олонецкой крепости пишут по этому поводу: «Значит, в промежуток между составлением первого и второго планов и эту церковь заменили каменной. Теперь она получила три главы, что, вероятно, соответствовало двум приделам, и звонницу, установленную, по-видимому, по образцу псковских на кровле трапезной. Исследователи отмечают и новгородский характер этой церкви со щипцовым покрытием и шатровой звонницей на западной стороне.

В уже упоминавшемся «Деле по отношению митрополита Амвросия», посвященном разборке церкви, имеется рапорт Олонецкого городничего в Олонецкое губернское правление от 31 марта 1815г.: «В вверенном мне городе Олонце в 1-м квартале на берегу реки Олонки стоит ветхая каменная церковь во имя Богоявления Господня с давних уже времен упраздненная. Крыша коей сгнила и большая часть обрушилась, отчего и своды во внутрь церкви в двух местах провалились, с наружной стороны время от времени углы и стены начинают разваливаться,  от чего клонится к падению, сверх чего замечено много еще, что ежегодно при разлитии в весеннее время реки Олонки от глинистого грунта земли берег постепенно оседает, почему о вышеупомянутой церкви сообщал в Олонецкую городскую душу и духовное правление».

Переписка продолжалась до января 1820 года, но у бедного средствами города, отягощенного сборами на военные нужды, не было денег. Наконец, было принято такое решение: «Относительно же разобрания ветхой каменной церкви  в городе Олонце, дабы от падения ея не можно причинено быть какового либо кому вреда, то в сем случае поступить так, чтобы никто из граждан обойден не был, ибо разбор церкви зависит от них без изъятия кого либо».

Так, по-видимому, прекратила свое существование церковь Богоявления Господня. При изучении олонецких церквей возникает естественный вопрос, почему многие деревянные сооружения стояли длительное время (до 250 лет), а каменные ветшали менее, чем за 100 лет? Можно предположить, что причиной разрушений церковных сооружений были особые геологические условия местности, на которой они были возведены. В рапорте олонецкий городничий отмечал отрицательное воздействие на церковь весенних разливов реки. Может быть, именно это и сказалось на прочности Троицкого собора и первой каменной церкви Смоленской Божьей Матери, на острове, просуществовавшей немногим более 70 лет. Ученые отмечают, что основанием для фундаментов этих сооружений были пучинистые суглинки и глинистые грунты мягкопластичной и  текучей консистенции. Весенние паводки нарушали структуру этих грунтов, и это вело к постепенному понижению их несущей способности.

Церковь Соловецкая

Под таким названием на правом обрезе Плана Олонца конца XVII в. показана деревянная церковь за рвом, ограждавшим крепость с востока. Других сведений о ней нет, может быть, не случайно, в Коблуковской церкви, построенной позже в этом районе, в память об утраченной церкви появился придел Зосим и Савватия Соловецких.

Соловецкая церковь находилась на территории, где сейчас находится гостиничный комплекс (Дружба «Олония» - /где небольшой скверик, зеленые насаждения/.

Церковь Казанской иконы Божьей Матери в Коблуковской слободе стояла на правом берегу р. Мегреги в месте впадения ручья, недалеко от бывшей крепости. Немногие из присутствующих, наверное, знают, что это место, где сейчас находится ресторан «Ладога».

Посмотрите на фотографию, где изображена церковь Казанской иконы Божьей Матери.

Церковь стояла на правом берегу реки Олонки. Время ее создания в документах указывается по-разному. Годом постройки церкви назван 1778 г., в другой Ведомости церкви Олонецкого уезда год – 1799, а в более поздней Ведомости об Олонецком Николаевском соборе – назван 1719 год. То, что 1799 г. назван ошибочно, сомнений нет, так как на Плане города Олонца 1785 г. церковь присутствует. Построена «тщанием коллежского асессора Р.П.Романова». В Ведомости 1873 г. церковь представлена так: «Зданием деревянная, с таковою же колокольнею, в 1857 году и 1858 перекрыта, купол и глава на ней устроены новые, и обшиты железом, с внешней стороны вся обшита тёсом и окрашена, но внутри обшиты тёсом одни приделы.

Престолов в ней три: « в настоящей холодной во имя Казанския Божия Матери, в приделах же теплых, в правом – во имя Преподобных Отец Зосимы и Савватия Соловецких, а в левом во имя Св. Чуд. и Безсеребряников – Косьмы и Дамиана».

На старом снимке церковь изображена после ремонта обшитой и окрашенной. Двухъярусная проходная колокольня с крыльцом увенчана шатром с главой. Главное помещение церкви кубической с окнами в два яруса  завершалось главой на восьмигранном барабане. К основному объему с запада и востока примыкали более низкие трапезная и алтарь. После революции помещение было реквизировано.

ЧАСОВНИ

Документов, описывающих часовни в границах города, сохранилось мало. При внимательном рассмотрении Плана Олонца конца XVII в. можно заметить, что у стен крепости вблизи Никольской башни показана «часовня каменная», вторая – на левом берегу Мегреги – «часовня Стрелецкая  за мостом за рекой, третья – за рвом у Московских ворот. По подсчетам Н.Я. Озерецковского в городе были одна каменная и три деревянные часовни.

Что касается каменного сооружения , то, вероятно, имеется в виду часовня, располагавшаяся вблизи Троицкого собора, и разделившая его судьбу (разобрана вместе с ним). О часовне, стоявшей около Стрелецких церквей, по церковной Ведомости об Олонецком Николаевском соборе до 1873 г., известно, что «...часовня, одна во имя Честного Животворящего креста Господня, в 25 саженях от церкви, деревянная построена часовня в 1619 г., после она перебрана в 1672 г., а в 1863 г. поновлена окраскою». Исчезла часовня, видимо, в послереволюционные годы.

Третья часовня в честь св. князя Александра Невского находилась на территории крепости. На Плане города Олонца 1837 г. её нет, очевидно, еще не была  построена. В архивном деле за 1886-1887 гг. (Дело по представлению) по застройке полуострова, где прежде располагалась крепость, на чертеже на основной дороге (ныне ул. 30-летия Победы) она уже присутствует. Обозначена она и на последующих землеотводных делах по застройке полуострова за 1905, 1908 г. (Дело о постройке, Дело об отводе).

Разрушена была, по-видимому, после Отечественной войны, так как на топографическом плане 1952 г. на этом месте обозначено деревянное строение (ныне каменное двухэтажное здание универмага). Изображение часовни пока не найдено, как и её описание.

Часовня построена Санкт-Петербургским купцом Чертовым, в память чудесного избавления императора Александра II от руки злодея 2 апреля 1879 года.

В церковной Ведомости об Олонецком Николаевском соборе за 1873 год упомянута еще одна часовня Св. Великомученика Дмитрия в деревне Кянялице, построенная в 1669г. Эта деревня вместе с десятками других была частью города (ныне ул. К. Либкнехта), а часовня действительно существовала между современными домами  № 49 и № 51.

Таким образом, пик культурного строительства в Олонце приходиться на конец XVII века и первую половину XVIII века, когда город, как важный пограничный форпост России оказался вовлеченным в круговорот событий общегосударственного значения. В екатерининское время роль Олонца заметно снижается, и недаром возникает идея о переносе города в более выгодное место – село Ильинское. Ослабление роли Северо-Запада во внешнеполитических делах России и превращение Олонца в уездный город значительно ограничили его возможности в XIX веке.  Основные заботы по церковным делам сводились к попыткам поддержать былой уровень, ремонтируя и перестраивая существующие храмы. При этом, к сожалению, падал уровень архитектурного мастерства.   

«назад